(044) 486–71–56 – Пряма телефонна лінія для допомоги жителям Автономної Республіки Крим, Донецької, Луганської областей та з питань діяльності Міністерства юстиції і підпорядкованих органів.         0–800–213–103 – телефонний номер системи безоплатної правової допомоги для людей, які зазнали кримінального або адміністративного переслідування. Дзвінки зі стаціонарних телефонів в межах України безкоштовні.         «Гаряча» телефонна лінія для працівників органів юстиції АР Крим. Звертатися можна за телефоном: (044) 486-71-56.         До уваги неурядових організацій, вищих навчальних закладів та інших установ! Урядовим уповноваженим у справах Європейського суду з прав людини розроблено анкету для осіб, постраждалих внаслідок порушення їх прав, гарантованих Конвенцією про захист прав людини і основоположних свобод, Російською Федерацією на окупованій території Автономної Республіки Крим та м. Севастополя, а також у Донецькій та Луганській областях України, та методичні рекомендації для її заповнення.         До уваги осіб, які бажають звернутися до Європейського суду з прав людини! У зв'язку зі змінами, внесеними до Правила 47 Регламенту Європейського суду з прав людини, з 01 січня 2016 року було оновлено формуляр заяви та пояснювальну нотатку для його заповнення. З вказаними документами Ви можете ознайомитись у рубриці «Захист інтересів держави в Європейському суді» на офіційному сайті Міністерства юстиції України
Розпочав роботу новий сайт Міністерства юстиції України >>
Міністр юстиції України Петренко Павло Дмитрович
Петренко Павло Дмитрович
Міністр юстиції України

29.01.2007. Александр Лавринович: украинская судебная система опасна (Контракти)

В интервью Контрактам Александр Лавринович рассказал о том, что:

1) исполнительная служба не может работать как следует

2) Всемирный банк признал провал Госкомзема

3) субъектов СЭЗ будут регистрировать согласно законодательству

4) относится к Виктору Ющенко как к государственному символу

Основные в законе

С принятием закона о Кабмине конституционное противостояние внутри исполнительной власти достигло кульминации. Не кажется ли вам, что изменения в Конституцию в интересах государства следовало бы пересмотреть?

— Нет никаких юридических оснований для отмены изменений, вступивших в силу в мае этого года. Они действуют в полном объеме и могут быть отменены исключительно в соответствии с Конституцией. Сейчас нет ни одного законопроекта о внесении изменений в Конституцию. Поэтому все разговоры об отмене конституционной реформы — от лукавого.

Экс-спикер ВР Владимир Литвин считает, что в декабре 2004 года изменения в Конституцию были приняты с нарушением процедуры, а значит — нелегитимны. Разве нет?

— Термин «процедура» определяет Конституция Украины. Конституционный Суд разъяснил, что процедура принятия законов предусматривает обязательность их принятия на пленарных заседаниях ВР путем голосования. Других норм, регулирующих процедуру, в Конституции нет. И если кто-то рассказывает, что он о чем-то не знал, когда голосовал, то это из области истории, а не права. Иначе можно вообще вести речь о том, что в Украине нет конституционных законов.

Вам не кажется, что ряд норм закона о Кабмине (в частности, об определении внешнеполитического курса, механизмах назначения министров обороны и иностранных дел, губернаторов и т. д.) ограничивают конституционные полномочия президента?

— Закон о Кабмине дал ответы на целый ряд вопросов, которые раньше не были урегулированы. Определять соответствие Конституции тех или иных норм — исключительная прерогатива КС. Со своей стороны должен заметить, что глава государства (или его Секретариат) действовал иногда очень странно. Например, приостанавливали постановления Кабмина, ссылаясь на конституционные полномочия президента, когда правительство пыталось изменить устав (им же и принятый) предприятия, специализирующегося на продаже военного имущества. У меня есть вопрос: при чем здесь Конституция, когда речь идет о хозяйственной деятельности и прибылях? А разве соответствует Конституции президентский указ такого содержания: «Тарасюку Борису Ивановичу продолжить выполнение обязанностей министра иностранных дел...» Назначать и увольнять министров — полномочия ВР! Равно как и в случае с председателем СБУ. Не надо иметь юридического образования, чтобы понимать это, достаточно уметь читать.

Зачем Кабмин перебирает на себя президентские полномочия?

— Речь идет не об этом, а о правовом урегулировании процедур, не определенных Основным Законом, и развитии норм Конституции, вступивших в силу в прошлом году. Государство гарантирует

Минюст не первый год конфликтует с Госкомземом по поводу того, кто должен регистрировать права собственности на земельные участки. Что мешает найти компромисс?

— У нас уже есть отработанный механизм регистрации прав, апробированная технология, кадры, система связи. Зачем изобретать велосипед? Госкомзем уже лет пять пытается зарекомендовать себя эффективным регистратором, а владельцы земли от этого страдают. Даже Всемирный банк признал провал работы в этом направлении. Да и вообще, ни в одной стране мира специальный комитет по земельным ресурсам не регистрирует права собственности.

В 2007 году Кабмин восстановит налоговые льготы субъектам СЭЗ, которые пройдут специальную процедуру регистрации. Соответствует ли выборочный подход к предоставлению льгот инвесторам базовому закону о спецзонах, гарантирующему всем субъектам сохранение преференций в полном объеме?

— Я знаю, какой будет процедура регистрации, и уверяю, что мы будем следить за тем, чтобы решения не шли вразрез действующему законодательству. Вы ведь знаете, что нормативные акты исполнительной власти вступают в силу только после государственной регистрации в органах юстиции.

В Законе о регулировании хозяйственной деятельности есть положения о том, что при регистрации бизнеса предприниматель должен ориентироваться исключительно на нормы законов. Акты, противоречащие этим законам, должно было отменить государство. Почему до сих пор этого не сделали?

— Таких подзаконных актов очень много. Мы их периодически отменяем, появляются новые. Вообще подзаконные акты, издаваемые органами исполнительной власти и не имеющие государственной регистрации, недействительны и необязательны для исполнения.

Касается ли это решений о повышении коммунальных тарифов?

— Решения органов местного самоуправления мы не регистрируем. Но мне неизвестно, принимал ли решение о повышении коммунальных тарифов, например, Киевсовет. Если оно оформлено распоряжением руководителя столичной горгосадминистрации, то такое решение подлежит обязательной регистрации в городском управлении юстиции.

Действительно ли правительство отказалось от идеи предоставлять кредиты под госгарантии коммерческим структурам?

— Соответствующая норма была изъята из закона о госбюджете на этот год.

В конце 90-х гг. в большинстве договоров о предоставлении госгарантий преднамеренно делали ошибки. Это давало возможность коммерсантам успешно обжаловать соответствующие соглашения в суде и не возвращать деньги. Сколько стоила такая ошибка?

— (Смеется.) Не знаю, я этим никогда не занимался. Меня всегда интересовало конституционное и административное право.

Закрытое пространство

Как действует исполнительная служба, если суды одной инстанции принимают противоположные решения по одному и тому же хозяйственному вопросу?

— Мы регулярно сталкиваемся с этой проблемой. В таких случаях Минюст обращается к этим судам, а также к суду вышестоящей инстанции с просьбой дать разъяснения, как выполнять противоположные решения. Таковы печальные реалии украинского судопроизводства. А еще есть проблемы соблюдения судьями присяги, их квалификации, ответственности за сознательное отклонение от закона, пересмотра судебных решений... Состояние системы таково, что сохранять его нельзя и даже опасно.

Идею создания открытого Государственного реестра судебных решений, который позволил бы отслеживать все вердикты того или другого судьи, кажется, похоронили. Почему?

— Минюст не имеет к этому никакого отношения — с 2003 года администрированием судов занимается Государственная судебная администрация, которая является отдельным органом исполнительной власти, подчиненным Кабмину и Совету судей. ГСА пыталась создать такой реестр. Он начал работать. Но как-то я зашел на сайт, где он размещен, и был шокирован — реестр не функционировал. Представьте, что хотя бы на пять минут прекратили работу Единого реестра запретов отчуждения объектов недвижимого имущества или реестра нормативных актов, или нотариального реестра... Это вообще невозможно представить! То, что произошло с реестром судебных решений, наталкивает на мысль, что в 2002 году, когда принимали решение о системе администрирования судов, продумали не все. Сейчас это видно очень отчетливо.

Когда будет создан Единый реестр исполнительного производства?

— Для меня это одна из приоритетных задач. Неприятно констатировать, что не успел довести эту работу до логического завершения во время прошлой каденции. Мои преемники не занимались этим вопросом. Очень сложно будет довести реестр до ума, но надеюсь, что за время своего пребывания на должности министра сумею завершить эту работу, чтобы можно было в любой момент получить информацию о любом судебном решении, направленном на принудительное исполнение.

Такую информацию сможете получить только вы или любой гражданин?

— Одна из определяющих функций реестра исполнительного производства — минимизировать соблазн чиновников злоупотреблять служебным положением. Если структуры или физлица, в отношении которых начато исполнительное производство, смогут в любой момент зайти на сайт и получить соответствующую информацию, то они, по крайней мере, смогут на это как-то отреагировать. Но прозрачность системы выгодна далеко не всем, это я знаю точно.

Конкретизируйте, кто провалил работу по созданию реестра?

— Не хочу.

Хотя бы намекните.

— Я принимаю решения, а не делаю намеки. Представьте ситуацию, когда условный истец заходит на соответствующий сайт и узнает, что средства в его пользу уже взысканы, но они не поступили адресату, а повисли, например, на депозите исполнительной службы. Сразу возникает вопрос: кто получает проценты? Истец оперативно обращается в Минюст и возвращает свои средства. Кстати, я вообще задумываюсь над тем, чтобы создать в рамках министерства подразделение внутреннего контроля, в том числе и за исполнительной службой. Такое подразделение раньше у нас было, оно принимало и рассматривало жалобы, собирало информацию, проверяло другие департаменты, сотрудничало со специальным отделом принудительного исполнения. Иногда случалось: приходит исполнитель, а денег на счетах нет — все переведено в другой банк. Он туда — там тоже ничего нет... Тогда за дело бралось наше спецподразделение — даже должники удивлялись, насколько оперативно мы забирали то, что они не хотели отдавать.

У бизнесменов (даже связанных с большой политикой) другое мнение о качестве работы исполнительной службы. Почему, как вы думаете?

— Есть ряд объективных факторов, из-за которых исполнительная служба не может работать как следует. Первый — качество судебных решений. Дальше — специальные запреты (в частности, на отчуждение государственного имущества), неплатежеспособность должников и др. В общем, проблем здесь, действительно, множество. Не стоит закрывать глаза и на субъективизм госисполнителей. Есть над чем работать.

Председатель Фонда госимущества Валентина Семенюк неоднократно обвиняла Минюст в пассивном отношении к возврату в государственную собственность акций НЗФ на основании решения суда...

— Я не изучал эту ситуацию, поэтому не готов ответить на ваш вопрос. Лично ко мне по этому поводу никто не обращался. Но по той общей информации, которая оглашалась, видно, мягко говоря, непоследовательность многих судебных решений.

Символизм взглядов

Вы действительно до сих пор храните партбилет члена Народного Руха?

— Да, есть у меня и билет члена ВЛКСМ.

А отношения с бывшими руховцами поддерживаете?

— Не только с руховцами, но и с бывшими членами НДП, КПУ, ХДПУ и многих других партий.

Членские взносы Тарасюку платите?

— В 1998 году после дискуссии с Вячеславом Максимовичем Чорновилом меня освободили от всех занимаемых должностей, в том числе и заместителя председателя партии, которую я занимал с момента возникновения НРУ. Мой партбилет — это история.

А почему вы, физик по специальности, занялись юриспруденцией?

— Еще будучи студентом, я хотел сменить специальность. Работая в АН УССР, занялся общественной деятельностью, был комсоргом, много внимания уделял правовым отношениям в обществе. Для меня это закончилось весьма интересно — в 1980 году, после того как наша комсомольская организация не подчинилась решениям парткома института и райкома комсомола, в моей жизни начался новый этап. Пришлось пройти службу в ВС, но интерес к правовым вопросам не пропал. Не случайно в марте 1994 года, когда Народный Рух подготовил предложения президенту Леониду Кучме о распределении должностей в исполнительной власти, в графе «министр юстиции» стояла моя фамилия. Хотя тогда у меня не было юридического образования. Сейчас у меня диплом с отличием юриста и диплом кандидата юридических наук в области конституционного права.

Как вам работается с первым вице-премьером Николаем Азаровым, который в свое время имел особое отношение к Народному Руху?

— Наши отношения с Николаем Яновичем действительно были напряженными во время моей парламентской деятельности. Но в основном это касалось разных подходов к механизмам создания новых органов управления в нашем государстве. Что касается предвзятого отношения из-за разных политических взглядов, этого никогда не было. А работать с ним очень легко.

Кто лоббировал ваше назначение министром юстиции в 2006 году?

— Сложно сказать. Думаю, решающей в этом назначении была позиция премьер-министра.

Когда вы познакомились с Виктором Януковичем?

— После отставки Анатолия Кинаха с должности премьера Виктор Федорович позвонил мне и пригласил на собеседование. С тех пор у нас сложились хорошие отношения.

Помогаете своему сыну в его работе?

— Когда работал в правительстве в 2002-2005 гг., Максим был наемным сотрудником международной компании E & Y. Работая там юристом, сын обратился ко мне с просьбой разрешить ему использовать нашу фамилию в названии компании, которую он планировал создать. Когда я стал безработным, у меня не было никаких оснований ему отказать.

А он не предлагал вам работу после вашей отставки с должности министра?

— (Смеется.) Нет, это не было актуальным. У меня были другие жизненные планы.

Какие у вас отношения с Виктором Ющенко?

— Сейчас никаких.

Почему не общаетесь?

— Не могу позволить себе ответить на этот вопрос. Виктор Ющенко — президент, а я с должным пиететом отношусь к государственным символам.