(044) 486–71–56 – Пряма телефонна лінія для допомоги жителям Автономної Республіки Крим, Донецької, Луганської областей та з питань діяльності Міністерства юстиції і підпорядкованих органів.         0–800–213–103 – телефонний номер системи безоплатної правової допомоги для людей, які зазнали кримінального або адміністративного переслідування. Дзвінки зі стаціонарних телефонів в межах України безкоштовні.         «Гаряча» телефонна лінія для працівників органів юстиції АР Крим. Звертатися можна за телефоном: (044) 486-71-56.         До уваги неурядових організацій, вищих навчальних закладів та інших установ! Урядовим уповноваженим у справах Європейського суду з прав людини розроблено анкету для осіб, постраждалих внаслідок порушення їх прав, гарантованих Конвенцією про захист прав людини і основоположних свобод, Російською Федерацією на окупованій території Автономної Республіки Крим та м. Севастополя, а також у Донецькій та Луганській областях України, та методичні рекомендації для її заповнення.         До уваги осіб, які бажають звернутися до Європейського суду з прав людини! У зв'язку зі змінами, внесеними до Правила 47 Регламенту Європейського суду з прав людини, з 01 січня 2016 року було оновлено формуляр заяви та пояснювальну нотатку для його заповнення. З вказаними документами Ви можете ознайомитись у рубриці «Захист інтересів держави в Європейському суді» на офіційному сайті Міністерства юстиції України
Розпочав роботу новий сайт Міністерства юстиції України >>
Міністр юстиції України Петренко Павло Дмитрович
Петренко Павло Дмитрович
Міністр юстиції України

23.03.2007. Гнев на милость (Сей час)

Минюст намерен примирить обвиняемого и потерпевшего. Эксперты апеллируют к несовершенным нормам по оплате труда, предусмотренной для медиаторов

Вскоре правовое поле Украины может пополниться новой юридической процедурой - посредничество в уголовных делах. Министерство юстиции вынесло на общественное обсуждение проекты законов «О медиации (посредничестве) в уголовных делах» и «О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины относительно процедуры медиации (посредничества)».

Как сообщили изданию «СЕЙЧАС» в пресс-службе Минюста, цель законопроектов - внедрение в Украине процедуры медиации (посредничества), которая заключается в примирении подозреваемого, обвиняемого или подсудимого и пострадавшего при участии посредника (медиатора), и возмещение пострадавшим нанесенного материального ущерба и морального вреда.

Законопроектом «О медиации (посредничестве) в уголовных делах» предлагается определить терминологию, в частности, понятия процедуры медиации и договора о примирении, основные принципы этой процедуры, внедрить порядок осуществления процедуры медиации, определить круг ее участников и предусмотреть их права, установить длительность процедуры, основания для ее остановки и прекращения, форму и содержание отчета о проведении процедуры медиации и договора о примирении. Кроме того, этим документом также устанавливаются требования к медиаторам, определяются их профессиональные права и обязанности, основания ответственности, оплата труда, социальное и пенсионное обеспечение, порядок налогообложения доходов медиаторов, а также правовой статус объединений медиаторов, их задание, порядок образования и прекращения, требования к уставу и органы профессионального самоуправления медиаторов.

Другим законопроектом - «О внесении изменений в Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы Украины относительно процедуры медиации (посредничества)» - предлагается, в частности, расширить возможность освобождения лиц от криминальной ответственности в связи с примирением виновного с пострадавшим, в том числе путем заключения и выполнения договора о примирении в случаях совершения преступлений по неосторожности средней тяжести; обеспечить возможность назначения не более двух третей максимального срока или размера наиболее сурового вида наказания в случае заключения договора о примирении, а также отсутствия обстоятельств, обременяющих наказание. Кроме того, документом определяется круг лиц, которые имеют право инициировать процедуру медиации, а также порядок ее назначения, срок процедуры и ее последствия.

В правовом ведомстве считают, что принятие данных законопроектов позволит существенно изменить способ реагирования системы правосудия на преступление, окажет положительное влияние на участников уголовного процесса и состояние гражданского мира, а также станет конкретным механизмом обеспечения права сторон на примирение, которое определено действующим законодательством. При этом, как полагают в Минюсте, развитие национального законодательства в данной сфере будет способствовать формированию позитивного имиджа Украины в мире как развитого правового и демократического государства. Замечания и предложения по вынесенным на обсуждение законопроектам принимает Департамент законодательства о правосудии, правоохранительной деятельности и борьбе с преступностью до 16 апреля 2007 г.

Как отметил в комментарии для издания «СЕЙЧАС» Роман Коваль, президент благотворительной организации «Украинский центр согласия» (УЦС), участвовавшей в предварительном обсуждении представленных законопроектов, главное содержание статей законопроектов осталось практически в том виде, в котором последний раз обсуждалось рабочей группой при Минюсте. При этом г-н Коваль обратил внимание на те положения, которые, очевидно, вызовут наиболее оживленное обсуждение, по меньшей мере, в среде практикующих ныне в Украине медиаторов. По словам эксперта, вопросы могут возникнуть к нормам, которые предусмотрены для определения профессиональной квалификации посредников - иметь опыт работы не менее 2 лет в сфере психологии, социологии, педагогики или права. Г-н Коваль соглашается, что подобные профессиональные знания и навыки безусловно полезны для медиаторов, однако создают некоторые ограничения для кандидатов. «Во всем мире, и даже в Украине, есть много примеров, когда люди, не имея такого профессионального опыта и образования, достаточно хорошо выполняют функции медиатора, - отмечает г-н Коваль. - В нашей организации, например, работают управленцы с большим опытом работы в госструктурах, которые, например, имеют математическое образование».

Вместе с тем особое внимание может привлечь норма об оплате труда медиаторов. Обнародованный законопроект предусматривает несколько вариантов этой процедуры. «Наиболее сомнительный, на наш взгляд, - это оплата самими сторонами, - отмечает Роман Коваль. - Это нормальная процедура для медиации гражданских или коммерческих споров, но в уголовных делах есть однозначно потерпевший и правонарушитель, поскольку уголовное правосудие – это система, которая берет на себя роль защиты интересов общества». Эксперт подчеркнул, что во всем мире система примирения участников уголовных дел является обязанностью государства, которое стремится изменить карательный подход к преступлению на восстановительный. По словам г-на Коваля, существует концепция законодательного урегулирования, где имеется ссылка на множественные документы ЕС, ООН, в которых непосредственно об оплате труда речь не идет, однако сказано, что внедрение процедуры по смене карательного подхода на восстановительный в систему уголовного правосудия является обязанностью государства.

«Если судья, прокурор или следователь предложит потерпевшей стороне заплатить медиатору за участие последнего в процедуре примирения, то любой потерпевший, скорее всего, откажется», - полагает президент Украинского центра согласия. Вместе с тем в случае, если за услуги медиатора платит исключительно правонарушитель, а потерпевшая сторона нет, как предусмотрено законопроектом, главный принцип работы посредника – его нейтральность – оказывается под большой угрозой, считает Роман Коваль. По его словам, у потерпевшей стороны и без того могут возникнуть сомнения в том, что процедура медиации защищает его интересы, а не способствует уменьшению приговора и снижению срока правонарушителю.

«На сегодня мы прекрасно понимаем, что любой законопроект имеет мало шансов быть принятым ВР, если он несет в себе дополнительную нагрузку на госбюджет», - утверждает эксперт. По его словам, международный опыт показывает, что наиболее распространенными являются две системы оплаты труда – финансирование из государственного или муниципального бюджетов, а также смешанные формы, куда, кроме того, добавляются еще и благотворительные фонды, то есть средства, которые объединения медиаторов привлекают самостоятельно через доноров, гранты, системы социального заказа и т. д.

«Нам кажется, что наиболее перспективным в Украине является внедрение механизма социального заказа или финансирования объединений медиаторов из местных бюджетов», - убежден Роман Коваль. Он говорит, что сегодня те люди, которые занимаются практикой медиации, не имеют высоких заработков. «В основном это представители общественных организаций, которые верят в необходимость изменения карательного отношения к преступлению, к людям, которые оказываются в криминальных ситуациях, на восстановительный подход», - поясняет он. По словам г-на Коваля, современные медиаторы получают за свою работу «по сути, копейки». «У нас по проектам, которые финансируются Еврокомиссией, – гонорар медиатора за одно дело составляет в среднем 100 грн.», - заявил эксперт. При этом в месяц медиатор проводит от 2 до 4 дел. «Фактически нет ни одного медиатора, который бы этим зарабатывал на жизнь, то есть медиация для таких людей является некоей дополнительной практикой», - отмечает г-н Коваль.

ГЛАВНОЕ

В Украине положено начало для, очевидно, длительного процесса внедрения практики посредничества в уголовных делах. Как считают эксперты, законопроекты, вынесенные Минюстом на общественное обсуждение, создают определенные возможности для создания полноценного института профессиональных медиаторов. Впрочем, для этого нужно более тщательно отрегулировать систему оплаты труда данной категории граждан. В случае принятия документов в обнародованной ныне редакции перспективы комплексного развития медиации в Украине будут существенно сужены, потому что посредники не смогут существовать исключительно на гранты и пожертвования благотворительных фондов международных организаций. Останутся разве что энтузиасты. В случае, если законодатели предусмотрят дополнительные возможности финансирования объединений медиаторов (скажем, из местных бюджетов), перспектив для развития у посредников станет больше. В качестве примера эксперты приводят опыт России, где в некоторых городах функционирует муниципальная ювенальная служба, в штате которой на полной ставке работают медиаторы.