(044) 486–71–56 – Пряма телефонна лінія для допомоги жителям Автономної Республіки Крим, Донецької, Луганської областей та з питань діяльності Міністерства юстиції і підпорядкованих органів.         0–800–213–103 – телефонний номер системи безоплатної правової допомоги для людей, які зазнали кримінального або адміністративного переслідування. Дзвінки зі стаціонарних телефонів в межах України безкоштовні.         «Гаряча» телефонна лінія для працівників органів юстиції АР Крим. Звертатися можна за телефоном: (044) 486-71-56.         До уваги неурядових організацій, вищих навчальних закладів та інших установ! Урядовим уповноваженим у справах Європейського суду з прав людини розроблено анкету для осіб, постраждалих внаслідок порушення їх прав, гарантованих Конвенцією про захист прав людини і основоположних свобод, Російською Федерацією на окупованій території Автономної Республіки Крим та м. Севастополя, а також у Донецькій та Луганській областях України, та методичні рекомендації для її заповнення.         До уваги осіб, які бажають звернутися до Європейського суду з прав людини! У зв'язку зі змінами, внесеними до Правила 47 Регламенту Європейського суду з прав людини, з 01 січня 2016 року було оновлено формуляр заяви та пояснювальну нотатку для його заповнення. З вказаними документами Ви можете ознайомитись у рубриці «Захист інтересів держави в Європейському суді» на офіційному сайті Міністерства юстиції України
Розпочав роботу новий сайт Міністерства юстиції України >>
Міністр юстиції України Петренко Павло Дмитрович
Петренко Павло Дмитрович
Міністр юстиції України

28.04.2007. Министр Фемиды (Фокус)

Возможна ли отставка правительства только потому, что не назначен один из министров, как о том говорит экс-министр юстиции, представитель президента в Верховной Раде, Роман Зварыч? Законно ли действует министр внутренних дел Василий Цушко, настоятельно рекомендуя согражданам не митинговать? Эти и другие правовые нюансы политической войны Фокус обсудил с Министром юстиции Украины Александром Лавриновичем

— Александр Владимирович, сейчас идут очередные переговоры между Президентом, коалицией и оппозицией. Политики стремятся прийти к каким-то договоренностям, но печальный опыт предыдущих соглашений показывает, что вряд ли и новые будут соблюдаться. У вашего ведомства есть рецепт, как заставить политиков выполнять условия?

— Любые соглашения, декларации, универсалы — часть политики, которая не основывается на праве. Поэтому никак нельзя говорить и о механизме правового обеспечения исполнения этих документов. У Министерства юстиции тут нет поля для деятельности.

Стоит говорить разве что о политической ответственности: и тех политиков, которые имеют полномочия государственной власти, и тех, которые только стремятся их получить.

— После принятия закона о Кабмине депутаты заговорили о необходимости ещё и закона о Президенте. Минюст уже начал работать над этим проектом?

— Возможно, стоит урегулировать деятельность структур, обеспечивающих работу Президента. Что касается самого главы государства, то большинство его функций уже выписаны в Конституции и ряде законов, которые уже действуют или должны вступить в силу в ближайшее время. В частности я надеюсь, что будет решена коллизия с законом «О временных и специальных следственных комиссиях Верховной Рады, так как там большая часть относится к вопросу организации и проведения процедуры импичмента.

Всё, что касается деятельности Президента, конечно, может быть сведено в один закон, но для Министерства юстиции сейчас это не актуально.

— Парламентские коммунисты снова заговорили об импичменте Президенту. Эта идея может быть реализована?

— Без соответствующего закона это проблематично. В таких вопросах нельзя быть легкомысленным. Всё должно чётко выполняться, чтобы с точки зрения права не было ни одного отступления. Для этого необходим специальный закон. В 2006 г. такой закон был и парламент преодолел перзиденское вето на него. Вопреки Конституции Ющенко этот закон не подписал и тогдашний председатель парламента (Владимир Литвин — Фокус), а он должен был через десять дней подписать и обнародовать его, но также не выполнил свой конституционный долг.

Однозначно толковать, может ли Александр Мороз спустя год обнародовать его, я не возьмусь. Я знаю, что депутаты решили пойти путём принятия нового законопроекта, который уже зарегистрирован в парламенте и его должны внести для рассмотрения на этой сессии.

— На днях представитель Президента в парламенте Роман Зварыч «нашёл» для Президента повод распустить Верховную Раду: по его утверждению, раз в Кабмине более 60 дней нет министра иностранных дел, то и правительство может считаться несформированным в течение этого срока. А это — путь к отставке Рады.

— Это заявление возникло, когда появилась необходимость обеспечить реализацию определённой политической линии, и с правом оно никакой связи не имеет. Чтобы найти повод для роспуска парламента — достаточно прочитать Конституцию. Правительство в отставку не собирается, а в отношении его персонального состава вообще не может быть никаких вопросов — Кабмин сейчас сформирован. Так что я не вижу причин для роспуска парламента.

— Вокруг лидера «Народной самооборны» Юрия Луценко и его инициативы — «похода на Киев» — сейчас развернулись нешуточные страсти. Коалиция обвиняет его чуть ли не в антиконституционных действиях. А вы как их оцениваете?

— Тут нужно смотреть с двух сторон. Во-первых, он приступил к активным действиям, будучи советником Президента. Это было в контексте действий оппозиционных фракций в ВР — её внепарламентским элементом борьбы за власть. Если смотреть на это как на инструмент борьбы за власть, то просматривается определенная неконституционность действий. То есть некоторым не терпится получить власть, несмотря на то, что прошли выборы и власть избрана. Теперь остается только нести ответственность за собственный выбор. Досрочные выборы могут быть, но по определённым Конституцией обстоятельствам. А требовать их проведения, когда нет оснований, потому что «мы не смогли овладеть властью в Украине, сформировать свою коалицию и правительство, а ждать четыре года не можем» — это антиконституционно.

Хотя с другой стороны, если речь не идёт о призывах к незаконным действиям, граждане Украины имеют полное право собираться и высказывать свою позицию.

— А призывы главы МВД Василия Цушко не принимать участия в акциях протеста и обещание обязать всех участковых пройти по квартирам с разъяснительными беседами о вреде участия в акциях Луценко — это не превышение полномочий?

— Думаю, вы неправильно передаёте суть. Речь шла о том, что все должны знать о последствиях и ответственности шагов, противоречащих закону. Чтобы потом не возникла ситуация, которая уже была в Украине, когда молодые люди потом говорили «Если бы мы знали!». (Судя по всему, речь об акциях протеста «Украина без Кучмы» в 2001 г. – Фокус) Надо, чтобы знали. Там, где речь идёт о препятствовании работе органов государственной власти, транспорта и нарушении других норм, предусмотрена ответственность. Люди могут демонстрировать свою позицию, не посягая на права других граждан.

— Как вы оцениваете 17 требований оппозиции к власти?

— Эти требования не касаются вопросов юстиции, в них содержится сугубо политический подход.

— Но ведь в числе этих пунктов оппозиция требует принятия закона о себе…

— К закону об оппозиции у нас масса вопросов, которые министерство уже изложило и передало в регламентный комитет ВР. В основном это касается моментов совершения властных полномочий оппозицией. Природа оппозиции такова, что она не имеет властных полномочий и может только совершать парламентский контроль, быть в роли критика.

— Оппозиция к тому же предлагает Президенту ветировать законы, принятые в Раде без ее участия. Как вы оцените такой инструмент борьбы?

— Я уверен, что глава государства никогда не пойдёт на такой шаг, а если и будет налагать вето, то будет мотивировать его исключительно правовыми аспектами или социальными интересами. Мне не хочется даже гипотетически представлять возможность вето по политическим соображениям, потому что мы бы тогда создали мировой прецедент. Если президент согласится на такой шаг, это будет означать что он de facto отказывается от звания главы государства и становится участником политического альянса оппозиции.